Памяти Святых Царственных Страстотерпцев

17 июля 1918 года совершилась расправа над императором Николаем II и его семьей.

Только что Православная Церковь почтила память Святых Царственных Страстотерпцев, 98- ую годовщину со дня зверского их убийства в Екатеринбурге.

В подготовке этого злодеяния, которое перед лицом всей русской истории и перед самим русским народом невозможно оценить по-другому, прослеживается коварство его главных идеологов. Множество материалов, исследований и книг написано о месте, где совершилось злодейство, и об участниках исторической трагедии.

Историки Ю. А. Буранов и В. М. Хрусталев, занимавшиеся расследованием обстоятельств цареубийства и написавшие книгу «Убийцы Царя. Уничтожение Династии.» ( М. 1997. С. 229-230), пишут : «Что же касается особняка или тюрьмы для Николая II, то уральцы выбрали особняк, превратив его в тюрьму. Дело это было не простое, поскольку домов в городе было много. Но выбрали именно дом Ипатьева.

Дом был расположен на косогоре Вознесенской площади. Площадь венчал Вознесенский собор, к площади шла Вознесенская улица. На противоположной стороне собора, на косогоре, спускающемся к пруду, и стоял дом, ставший последней обителью Царской Семьи.

Место, где располагался Ипатьевский дом - необычное. Еще при основании города на Вознесенской горке, в XVIII веке построил свой частный дом строитель города, историк и горный деятель, сподвижник Петра I В. Н. Татищев. Это был северо-восточный, самый возвышенный «угол» города-крепости. Площадь украсил не только Вознесенский собор. Рядом с ним, как бы спускаясь по Вознесенской улице, в XIX веке появился великолепный дворец купца и горнозаводчика Расторгуева. В 70-х годах XIX века здесь, прямо через улицу, как раз напротив Вознесенского собора, и был построен двухэтажный каменный дом».

Вплоть до 1919 г. на многих снимках Ипатьевского дома, сделанных со стороны Вознесенского проспекта, перед ним хорошо видна небольшая часовня. В справочниках по Екатеринбургу она не значится. Упоминается часовня лишь при описании дома следствием, к сожалению, без указания названия. Зато в 1998 г. в опубликованном сборнике архивных документов она поименована в «Описи фотографических снимков дома Ипатьева в Екатеринбурге...», составленном М. К. Дитерихсом, (генералом царской армии, предпринявшим расследование обстоятельств расстрела Царской семьи), как «ЧАСОВНЯ СПАСИТЕЛЯ». Да и комната, в которой совершилось убиение Святых Царственных Мучеников и верных Их слуг, находилась как раз напротив «часовни Спасителя».

Дом, по свидетельству последнего его владельца, был построен в 1870-х годах. До Н. Н. Ипатьева у дома было еще два владельца. С последним владельцем - 50-летним капитаном инженерных войск в отставке Н. Н. Ипатьевым, (родился в Москве в 1869 г.), православным, - много неясного. В частности, не ясно время приобретения им дома. По совершенно определенному свидетельству самого Николая Николаевича в протоколе допроса, дом был куплен им в 1918 году. Но достаточно, например, раскрыть торгово-промышленный справочник на 1912 год «Весь Екатеринбург», чтобы получить удивительную справку: «Ипатьев Н. Н. - живет на Вознесенском проспекте, 49». Имеется свидетельство историков, что отставной капитан приобрел дом еще в 1909 году. Но в купленном доме, по словам самого Ипатьева, он так фактически и не жил, расставив там только мебель. Словно приобретение было сделано исключительно для того, чтобы дать дому имя - Ипатьевского.

Уже 14/27 апреля от Ипатьева в ультимативной форме потребовали освободить дом к 16/29 апреля. Об этом есть документ, составленный представителем новой власти в Екатеринбурге. В интервью 1928 г., припоминая те дни, Николай Николаевич рассказывал, что как раз тогда «он весну 1918 г. проводил на курорте в 120 верстах от Екатеринбурга» в связи с болезнью сердца. В екатеринбургском же доме жили знакомые Ипатьева из Петрограда. Они получили 27 апреля 1918 г. распоряжение от екатеринбургского совета очистить в течение 24 часов дом. [...] «Узнав о распоряжении выселения из дома, - рассказывает Н. Н. Ипатьев, - я немедленно вернулся в Екатеринбург и подал протест совету, указав, что в такой короткий срок дом освободить нельзя. После этого ко мне явился председатель местного совета Чвекаев [Чуцкаев], с которыми было достигнуто соглашение о продлении срока передачи дома». (Волков А.А. Около Царской Семьи. М. 1993.)

Сказанное здесь позволяет усомниться в том, что вроде бы установила проверка предварительного следствия: «в г. Екатеринбурге большевиками не было принято заранее никаких мер для приспособления к их целям дома Ипатьева, куда была помещена впоследствии Царская Семья, и меры эти впервые были приняты только тогда, когда Яковлев ( Чрезвычайный комиссар и посыльный Свердлова . – Прим. Ред.) был уже в пути», сопровождая членов семьи императора (согласно материалам: Российский архив. Т. VIII). Возможно, это и было так для большевиков определенного уровня. Но, думается, далеко не для всех...

День убиения Царственных Мучеников, совпавший, как известно, с днем памяти творца Великого покаянного канона свт. Андрея Критского и днем памяти блгв. Вел. Кн. Андрея Боголюбского, так же как и название Ипатьевский (кроме несомненной их Промыслительности), несут на себе следы человеческого вмешательства. Следует вполне определенно сказать, что в названии этом высший эшелон цареубийц был очень заинтересован. Это была часть задуманного ими сценария.

«...Явно намеренно показной символический характер, - считает исследователь Л. Болотин, - носит совпадение Ипатьевский монастырь - Ипатьевский дом. Дело в том, что инженер Николай Николаевич Ипатьев стал владельцем особняка лишь в начале 1918 года. История этого дома, его постройки, его владельцев должна быть особо изучена. Нам видится, что не случайно и его большевицкое наименование ДОН (Дом особого назначения)» (Болотин Л. Царское дело. С. 276.).

Ко времени введения под своды этого дома Царственных узников (апрель 1918 г.) сами екатеринбуржцы еще не называли дом по имени его нового владельца. Тем не менее, Царственным Мученикам, еще до их входа в сам дом, было сообщено (более того, вероятно, каким-то особенным образом подчеркнуто) его название - Ипатьевский. Из переписки и из дневниковых записей Царских особ видно, что о своем местонахождении они писали именно как о пребывании в Ипатьевском доме.

Из дневника Императора Николая II (17.4.1918): «Яковлев передал нас здешнему областному комиссару, с кот. мы втроем сели в мотор и поехали пустынными улицами в приготовленный для нас дом - Ипатьева».

Из дневника Императрицы Александры Феодоровны (18.4.1918): «Среда. Дом Ипатьева».

В первом письме из Екатеринбурга в Тобольск Великая Княжна Мария Николаевна писала 18.4/1.5.1918: «Живем в нижнем этаже, кругом деревянный забор, только видим кресты на куполах церквей, стоящих на площади. [...] Владельцы дома - Ипатьевы».

Из дневника П. Жильяра: «24 апреля (старого стиля) от Государыни пришло письмо. Она извещала нас в нем, что их поселили в двух комнатах ипатьевского дома...»

Итак, слово было произнесено и принято. У Царственных Мучеников оно не могло не вызвать совершенно определенных ассоциаций. Вот несколько строк из документов, появившихся в год празднования 300-летия Дома Романовых.

Из Высочайшего рескрипта на имя архиепископа Костромского и Галичского Тихона (21.2.1913): «21-го февраля 1613 г. созванным в Москве Великим Земским Собором был избран на Царский Престол Самодержцев всея Руси Родоночальник Императорского Царствующего Российского Дома, болярин Михаил Феодорович Романов. Но для России сохранили Его - земля костромская, воспитавшая Сусанина, жизнь свою за Него положившего, и Костромской Ипатиевский Троицкий монастырь, в своих стенах укрывший Его от руки злодеев, искавших Его смерти» (Публикуется по: Церковный вестник. 1913. № 9. С. 260.).

Из Высочайшей грамоты Костромскому Ипатиевскому Троицкому кафедральному мужскому первоклассному монастырю (21.2.1913): «Три века тому назад Всевышний вручил потрясенное до основания Государство Российское Родоначальнику Царствующего Дома Нашего Царю Михаилу Феодоровичу, и ныне Мы, в умилении сердца, воздав благодарение дивному в делах Своих Господу Богу, сохранившему Род Наш, обратились мыслию к Ипатиевскому монастырю, с коим Промысл Божий соединил Дом Наш тесными узами. Сия святая обитель твердынею своих стен и несокрушимою мощью приснообитающей в ней и охраняющей ее Божественной благодати послужила юному Царю и матери Его инокине Марфе оплотом спасения от врагов. Под сению обители и при молитвенном ее благословении юный Царь принял скипетр Царей Московских» (Церковный вестник. 1913. № 9. С. 261).

Нет, не могли не помнить всего этого Царственные Мученики.

Примечателен и другой факт: большевики намеренно дистанцировались от названия Ипатьевский, которое сами же постарались внедрить в сознание Царственных Узников. Об этом, кстати, свидетельствовал Н. А. Соколов: «Дом Ипатьева, когда там находилась Царская Семья, назывался у большевиков «домом особого назначения», а узники его назывались «жильцами дома Ипатьева» (Соколов Н. А. Убийство Царской Семьи. С. 152).

Символику эту уловили и те, кто расследовал злодеяние. «Это было, - считал М. К. Дитерихс , - планомерное, заранее обдуманное и подготовленное истребление Членов Дома Романовых и исключительно близких им по духу и верованию лиц. Прямая линия Династии Романовых кончилась: она началась в Ипатьевском монастыре Костромской губернии и кончилась - в Ипатьевском доме города Екатеринбурга» (Его книга: Дитерихс М. К. Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале. Ч. I. С.18.). По словам Р. Вильтона, он «долго изучал места, где произошло Екатеринбургское злодеяние, начав с Ипатьевского дома, имя которого зловеще совпадает с именем того Костромского монастыря, где первый Романов получил известие о своем избрании на Престол» . (Вильтон Р. Последние дни Романовых. С. 12.)

Дом Ипатьева использовался для разных целей вплоть до 1977 года, - здесь располагался сначала Уральский музей Революции, затем антирелигиозный музей и другие советские присутственные места. В сентябре 1977 года по приказу тогдашних властей Ипатьевский дом был снесен.

Но оказалось, что память уничтожить невозможно. На образовавшемся пустыре в конце 80 х годов появился Поклонный крест, а затем, уже в постсоветское время был выстроен храм Спас-на-Крови, как и в Петербурге, возведенный на месте, где пролилась кровь Помазанника Божия.

Форум

E-mail
Пароль
Регистрация
Напомнить пароль
Пользователи
он-лайн